Специфические спутники травматологии

Ушибы, переломы, увечья специфические спутники травматологии ассоциируются с наглядными представлениями о физических муках. Кажется, нет более сурового испытания человеческой плоти, чем остеомиелит, который связан с очагом воспаления где-то глубоко в кости. Однажды поразив организм, болезнь постоянно будет давать о себе знать ноющей, тупой болью или острой вспышкой. Она имеет сходство разве что с зубной болью, усиленной во много раз. Но зуб можно удалить, а здесь очаг воспаления в самом стержне организма скелетном каркасе.

Врачи пробовали атаковать инфекцию антибиотиками, но внутривенные и внутримышечные вливания их в весьма солидных дозах не всегда помогают. Нарыв прорывается в мягкие ткани, наступает облегчение, и снова вспышка. Хирурги рискнули вскрыть кость: просверлили в ней отверстия (отсюда название метода  остео-перфорация), выпустили гной. Процесс затухал ненадолго. Нередки случаи, когда он возобновлялся с большей силой. Больного после этого неоднократно оперируют.

С одним из таких страдальцев я познакомилась в кабинете специальной гимнастики таллинской больницы Тынисмяги.

В походе сорвался со скалы, ушибся, сорок километров добирался до базы пешком. Сильный был. Не думал, что так обернется, - рассказывал мне Виктор Лукьянов. - Ну, ушибся! Мало ли мы ушибов получаем? Пришел с высокой температурой, болью в кости. И пошло... Больница за больницей: Магадан (сам я из Магадана), Москва, Ленинград, Саратов... Арнольд Иванович вылечил остеомиелит. Я уехал и через несколько лет вернулся: доктор сделал мне новый тазобедренный сустав.

После семи лет инвалидности Лукьянов собирался сдавать нормы ГТО. Если бы он сразу попал в Тынисмяги, к Сеппо, через месяц-другой был бы здоров, не знал бы страдания, горя. А его оперировали в разных клиниках Союза пятнадцать раз! Вырезали сустав...

Я видела и других пациентов, многократно отправлявшихся (до встречи с Сеппо) в операционную с надеждой, что в последний... Но не тут-то было! Если называть вещи своими именами, человек гнил изнутри заживо. Даже мужественные люди не выдерживают, в отчаянии соглашаются на крайнюю меру - ампутацию. И это сегодня, при изобилии антибиотиков и всеобщей вере, что с их помощью любую инфекцию можно одолеть!